Анфас » Подвиг » ОБОСНОВАНИЕ ПОДВИГА (проект)
Все новости


ОБОСНОВАНИЕ ПОДВИГА (проект)

Примечание: в основе обоснования использовались работы Г.Ф. Акимченкова по книге «Абинская в огне»

АБИНСКАЯ В «ОГНЕ»!
Станице Абинской (Абинск) в годы Великой Отечественной войны выпали тяжёлые испытания на верность своей Родине. Именно здесь в 1942 году гитлеровские войска решили прорваться к Чёрному морю для окружения города Новороссийска путём броска через перевал на Кабардинку и Геленджик. Осуществив такой манёвр, гитлеровцы повторили бы окружение и блокаду Ленинграда, с дальнейшим продвижением по Черноморскому побережью к границам Турции.
      В марте 1943 года в станице Абинской  немецко-фашистские войска оказали ожесточённое сопротивление наступлению Красной армии, так как ещё не до конца был построена оборонительная «Голубая линия». 71 день наши войска освобождали станицу Абинскую.


 И тыл был фронтом...
 
           В ноябре  1941 года над Абинской появились первые немецкие самолёты. Они подвергли бомбардировке военные лагеря, объекты станицы, мосты через реку Абин, мельницу, станичный рынок, центральную часть станицы. Появились первые раненые и убитые, разрушенные дома, воронки от бомб.
      В первые месяцы начала Великой Отечественной войны  в станице Абинской  в новом помещении средней школы №1 станицы  был размещён военный госпиталь. Коллективы школ взяли шефство над госпиталем. Они оборудовали палаты, читали раненым газеты, писали письма домой, выступали перед выздоравливающими с концертами. Работники школ станицы Абинской вместе с учащимися оказывали помощь фронту, собирая тёплые вещи. Собрано 500 пар нательного белья, 980 пар рукавиц, 300 простыней, 2610 тёплых носков, 1520 полотенец, 2500 тарелок и 3000 ложек. Шёл сбор средств на строительство танковой колонны. В фонд обороны  поступило от средних школ №1 и №2 21000 рублей, а от района 256000 рублей.
         Фронт предъявлял тылу  всё новые и новые требования.  Мужчины и женщины рыли противотанковый ров,
         Северо-восточнее Абинской  также в первые месяцы войны строился аэродром для военных самолётов. В январе 1942 года на аэродром прибыл 367 бомбардировочный авиационный полк (командир полка полковник Артамонов), самолёты которого совершали налёты на врага в Крыму.
          В станице Абинской ещё до прихода фашистов был создан истребительный батальон (командир Г.К. Печерица), который нёс охрану станиц и хуторов района, вылавливали немецких диверсантов, готовили население к отпору.. К лету 1942 года в истребительном батальоне было  более 500 бойцов и командиров.
         Летом 1942 года на Кубань вторглись вражеские войска. В Абинской происходила эвакуация материальных ценностей, мастерских, артелей промкомбината, райпищекомбината, шести колхозов, конторы связи, мельницы, типографии и редакции «Большевистский путь» в горы Кавказа, где организовывались склады, охраняемые бойцами истребительного батальона. Был угнан в лес крупный рогатый скот, овцы и лошади. Из запаса продуктов абинские партизанские отряды оказали материальную помощь восьми партизанским отрядам, прибывшим в наш район, а также 216 и 339 стрелковым дивизиям.
   В эти дни (8 августа 1942 года)   628 истребительный авиационный полк (командир полка майор Е.Н. Грищенко)  получил приказ перебазироваться из села Калинино под Краснодаром на Абинский аэродром. С Абинского аэродрома группы самолётов летали на патрулирование, прикрывая переправу наших войск через реку Кубань у Краснодара от налётов вражеских бомбардировщиков.
 Между тем враг продолжал наступление в сторону Новороссийска и уже приближался к станице Абинской. 15 августа полк получил приказ немедленно перебазироваться в Геленджик. В 19 часов 35 минут весь лётный состав полка взял курс на промежуточный аэродром в районе Анапы. «Безлошадные» штабные офицеры, технический состав и связисты (более 100 человек) вышли в поход протяжённостью 70 км в сторону Геленджика. 17 августа, через 37 часов после выхода из Абинской группа прибыла на аэродром в Геленджике.
       Соединениям 5-го армейского корпуса немецко-фашистских войск генерала-лейтенанта Ветцеля в составе восьми дивизий удалось в четырёх местах преодолеть реку Кубань и развернуть наступление в сторону станицы Абинской. На участке до станицы Северской на пути встречаются разрозненные быстро отходящие подразделения 56-й армии. Противник двигался по шоссе Краснодар-Новороссийск большими колоннами мотопехоты и танков, впереди летели эскадрильи самолётов. Бомбили и обстреливали из пушек и пулемётов всё живое.
         В своей книге «Битва за Кавказ», ныне покойный, маршал Советского Союза Гречко А.А. писал: «...103-я стрелковая бригада, растянутая на широком фронте, частью сил удерживала Абинскую, а двумя батальонами оборонялась в районе Крымской, одной ротой удерживала Троицкую, один  батальон оборонялся в  в районе Киевской и Варениковской.».
         Общее соотношение сил было, конечно, в пользу противника. Он захватил станицы Северскую, Ильскую, Холмскую, Ахтырскую и подошёл вплотную к Абинской, все попытки овладеть которой сходу были отбиты частями 103-й стрелковой бригады и 216 стрелковой дивизии.                                                                           
      И всё же 17 августа 1942 года (дата основывается из докладной председателя Абинского райисполкома А.Ф. Мещерякова) немецко-фашистские войска вошли в станицу Абинскую.
       
    
 
                                            Не дать окружить Новороссийск
           
       Вражеская группа «Новороссийск» начала наступление из района Абинской, через Кабардинский перевал, на Геленджик. Гитлеровские войска стремились быстрее проникнуть  в станицы Шапсугскую и Эриванскую и выйти к морю в районе Геленджика и Кабардинки. Передовые силы противника составляли 73-я и 9-я немецкие дивизии, они были подкреплены третьей румынской горно-стрелковой и шестой румынской кавалерийской дивизиями.У нас на этом рубеже оборону держали 216-я, 339-я, 77-я и 408-я армянская стрелковые дивизии, 81-я, 83-я и 255-я морские стрелковые бригады. Шли ожесточённые бои на подступах к станице Шапсугской. 19 сентября 1942 года третья румынская дивизия начала теснить малочисленные части 216 стрелковой дивизии и партизанские отряды, которые удерживали в своих руках боевые позиции в предгорьях.
      19 сентября 1942 года на рассвете на участке обороны 216-й стрелковой дивизии, прикрывающей участок от хутора Эриванский до станицы Шапсугской, и на ряде других участков началась интенсивная артиллерийско-миномётная перестрелка. Резко увеличилась активность вражеской авиации. Затем 3-я румынская горно-стрелковая дивизия перешла в наступление на участке между станицами Шапсугская и Эриванская. Румыны блокировали дороги к этим станицам и вышли к вершине Шизе. Румын поддерживали 9-я и 125-я немецкие пехотные дивизии под командованием генерал-майора Шпейница и генерал-лейтенанта Фрибе. Основная задача группировки — выйти к морю в районе Геленджика и тем самым отрезать войска 47-й армии от основных сил Черноморской группы. Противник имеет пятикратный перевес.
  В районе  Абинской подразделения 3-й  румынской горно-стрелковой дивизии потеснили части 216-й стрелковой дивизии, вклинились в нашу оборону до 6 км, и заняли вершину горы Шизе, господствующую над тылами наших войск, а также овладеть рядом высот вдоль реки Абин.
     В связи со сложившейся обстановкой командующий 47-й армией принял решение подтянуть в район прорыва противника дополнительные силы, с целью создания сконцентрированного мощного ударного кулака и разгромить вклинившихся в нашу оборону врагов.
      21 сентябрю 1942 года через Кабардинский перевал к станице Шапсугской и хутору Эриванскому на помощь были переброшены 77-я стрелковая дивизия, 255-я и 83-я бригады морской пехоты, 672-го стрелкового полка,2-го артдивизиона 408 -й армянской стрелковой дивизии. В их числе  322 батальон 255 бригады морской пехоты, в котором служил старший лейтенант Василий Григорьевич Миловатский. На северной окраине станицы Шапсугской держали оборону солдаты 216-й стрелковой дивизии 47 армии.
      Ожесточённые бои Черноморской группы войск против 9-й и 73-й немецких пехотных дивизий  и 3-й румынской горно-стрелковой дивизии велись в районе южнее Абинской. Бой, начавшийся 25 сентября, продолжался более двух суток. В результате его третья румынская горнострелковая дивизия потеряла почти половину личного состава и много техники и была снята с фронта. За пять дней кровопролитных боёв 322-ой батальон углубился в  оборону противника на пять километров.  
      После первых боёв гитлеровцы, поняв, что одной пехотой им не прорваться к морю, бросили в бой танки и бронетранспортёры. Части 47-й армии двенадцать дней сдерживали натиск противника к Чёрному морю, вместе наносили удары по врагу. Только за эти дни фашисты потеряли до восьми тысяч солдат и офицеров.
     Начальник генерального щтаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдер в военном дневнике 22 сентября записал: « Западная группа 17-й армии не смогла удержать горное плато южнее Абинской. Причина — сильные контратаки противника, всё время вводящего свежие силы, поддерживаемые мощным огнём миномётов, «катюш» и артиллерии...»
       Немецкие войска  принуждены были перейти к обороне.
   Продолжалась перегруппировка наших войск в районе Абинской для нанесения концентрированного удара по 3-й румынской горно-стрелковой дивизии. Все намеченные воинские подразделения сосредотачивались в районе Шапсугской.
     На рассвете 25 сентября после артиллерийской и миномётной подготовки и ударов с воздуха началась атака советских войск вдоль дороги Абинская-Шапсугская в районе хребта Грузинка против 3-й румынской горно-стрелковой дивизии. Противник ввёл в бой танки. Ожесточённый бой продолжался весь день
    На другом участке фронта в 6.30 утра по приказу командования 47-й армии, 83-я бригада морской пехоты перешла в наступление в направлении станицы Абинской, хуторов Глубокий Яр, Скаженная Баба, Пивничий, Карасу-Базар, Узун и Кауфо. Бои носили исключительно упорный и ожесточённый  характер.
   В горах в эти дни творилось что-то невообразимое. Немцев и румын поддерживали танки, а с воздуха крупные силы авиации. Но натиск наших войск  был очень стремительным, и они перехватывали все отходы противника.
    255-я бригада морской пехоты полковника Гордеева сильным ударом расчленила 3-ю румынскую горно-стрелковую дивизию, некоторые её батальоны были окружены.
   322-й батальон морской пехоты в течение пяти дней вёл непрерывный ожесточённый бой и продвигался в направлении станицы Абинской.
      К концу дня 26 сентября 1942 года 3-я румынская горно-стрелковая дивизия была почти полностью разгромлена. Началась паника, многие офицеры покинули свои роты. Солдаты целыми взводами сдавались в плен. Румынская дивизия потеряла убитыми, ранеными и пленными до 8 тысяч солдат и офицеров, 25 орудий, 75 пулемётов, 50 автомашин, 30 мотоциклов с колясками, несколько миномётных батарей и вьючных конных обозов.
    После поражения под Абинской, 3-я румынская горно-стрелковая дивизия отказалась участвовать в боевых действиях, несмотря на угрозы и проведённые карательные акции. Командир дивизии генерал Фильчинеску был отстранён от командования дивизией.
    Надежды командования противника прорваться к морю из района Абинской в направлении Геленджика были похоронены, и все усилия фашисты перенесли в район Туапсе, перейдя на Новороссийском направлении к обороне. В дальнейшем на этом участке началась длительная упорная позиционная я война.
     Так врагу не удалось сомкнуть кольцо вокруг Новороссийска и двинуться дальше по побережью   к турецкой границе.
 
                                      Подвиг роты  В.Г. Миловатского
 
     В описываемых событиях необходимо подробно рассказать о действиях 1 роты старшего лейтенанта В.Г. Миловатского, входившей в состав 322-го батальона 255-ой бригады морской пехоты в период с 21 сентября по 29 октября  1942 года.
       21 сентября 1942 года вечером рота Миловатского прошла через станицу Шапсугскую, вышла на её северную окраину, приняла боевой порядок и остановилась.
      Вперёд ушёл взвод разведки. У основания высоты 283,0 в северо-восточной части хребта Грузинка, разведчики наткнулись на оборону противника, их обстреляли. Стычка показала, где развёрнута на обрывистом берегу оборона противника и где расположены его огневые точки. В 23.30, когда фашисты успокоились, рота Миловатского скрытно перешла реку и напала с тыла на укрепления, противник был ошеломлён и в панике бежал, оставив трофеи. Было захвачено шесть тяжёлых пулемётов, около десятка лёгких, более двух десятков автоматов и много винтовок, гранат, патронов и личного имущества. На рассвете для поддержки роты Миловатского прибыла пулемётная рота. Связисты установили связь со штабом батальона. Был получен приказ продвигаться дальше вдоль реки Абин на север к станице Абинской.
   Рота матросов и пулемётчиков двигалась вдоль реки Абин по дороге ведущей к станице Абинской, и заняла позицию возле мостика через ручей в щдели Памятная.Здесь завязался бой с двумя ротами противника, который, понеся значительные потери отступил. Началась артиллерийская обработка наших позиций и скопление вражеских для атаки. Миловатский по связи доложил о готовящемся наступлении. Вскоре прибыл лейтенант-корректировщик и пояснил, что принято решение нанести по скоплению противника залпом «катюш» удар. Поступил приказ роте скрытно отойти на 200-300 метров.  Полетели ракеты на врага, удар был мощным и точным.
   
     С 21 по 27 сентября 1 рота, в числе других частей 47-ой армии Черноморской группы войск, участвовала в контрударе по группировке немецко-фашистских войск на Абинском направлении. 322-ой батальон ночью, перейдя в брод, реку Абин, пройдя через горящий лес, внезапным ударом прорвал оборону врага на хребте горы Грузинка. Бой длился двое суток. Захват господствующей высоты позволил командованию 47-ой армии скрытно через  перевал перебросить в станицу Шапсугскую гвардейские миномёты «Катюша», которые стали наносить невосполнимые потери врагу (3-ей  горно-стрелковой румынской дивизии).
  Важнейшей задачей батальона была высота 42,7м., на которой находились корректировщики дальнобойной артиллерии, При штурме высоты 42,7 В.Г. Миловатский проявил личный героизм — ворвался в блиндаж противника и уничтожил пулемётный расчёт во главе с офицером. Захватил трофейный пулемёт и уничтожил более пятидесяти солдат и офицеров. При офицере- корректировщике, уничтоженному в блиндаже, В.Г. Миловатский  обнаружил карты, схемы и сигнальные ракетницы, которые впоследствии сыграли важную роль в боях. Захват высоты 42,7 лишил гитлеровское командование возможности наносить артиллерийские удары по Кавказскому горному хребту.
   Рота под командованием В.Г. Миловатского держала оборону с 1 октября 1942 года на участке дороги Абинская — Шапсугская. Выдерживая по три-четыре атаки противника в день численностью до двух батальонов, рота отразила более 19 атак, три из которых - танковые, уничтожили 800 фашистов. В.Г. Миловатский лично уничтожил 128 немецких солдат и офицеров. При обороне В.Г. Миловатский неоднократно использовал захваченные в блиндаже вражеские карты и сигнальные ракетницы, переводя огонь вражеской артиллерии на их же атакующие войска.  
    24 октября 1942 года  роте В.Г. Миловатского был отдан приказ занять высоту 219,8м, находившуюся на левом берегу реки Абин. Рота овладела высотой с большим трудом и, попав в окружении, удерживала высоту пять дней без еды и воды. На выручку смогла пробиться только рота НКВД. С её помощью удалось удержать высоту 219,8м. А в роте В.Г. Миловатского в живых осталось 18 бойцов.
    После боёв в долине реки Абин роту В.Г. Миловатского отвели на лечение и отдых в Геленджик. В феврале 1943 года легендарная рота со своим командиром успешно участвовала в высадке десанта на Малую Землю при освобождении города Новороссийска.  
 Указом Президиума Верховного Совета СССР В.Г. Миловатский за проявленное мужество и героизм  на Абинской земле, удостоен звания Героя Советского Союза.
                                      Подвиг 103-ей курсантской бригады
 
   В своих воспоминаниях маршал А.А. Гречко упоминает об ударах силами 81-й и 103-й стрелковых бригад на позиции врага. Все описываемые события происходили на границе Абинского и Крымского районо, в 4-х километрах к северо-западу от станицы Шапсугской рядом вершиной Вышка и бывшим хутором Скаженной Бабы. Место это получило название «Поляна Смерти».
  Хронику событий можно восстановить с воспоминаний командира 4-го батальона 103-й  отдельной курсантской стрелковой бригады капитана Миндлина В.А., который командовал основной ударной группировкой в этой операции. По воспоминаниям Миндлина 103-я курсантская бригада в начале января 1943 года была направлена в Абинский район в станицу Шапсугской. Поступил боевой приказ 10 января бригаде прорвать оборону немцев в районе урочища «Скаженная Баба» - щель Памятниковая, и сходу овладеть станицами Абинской и Крымской, отрезав таким образом, немцам выход на Таманский полуостров к переправе в Крым.
    Утром 10 января 1943 года шёл дождь в перемежку с мокрым снегом. Все тропы раскисли, 1-й и 3-й батальоны с  трудом выдвигались по вязкой, глинистой земле. Все курсанты были должным образом одеты и вооружены. Батальоны были усилены 126-м отдельным танковым батальоном и подразделениями пулемётного и миномётного батальонов.
     Поскольку цели не были разведаны, в 11.30 артиллерия бьёт по площадям в 200-250 метрах от наших боевых порядков.
     В 12.00 часов сигнал «Атака». Зная, что передний край противника находится в 150-200 метрах впереди, но, не видя ничего, курсанты пошли в атаку. Но противника нигде не было. Первые цепи стрелковых рот прошли метров триста, надвигались вторые цепи первого эшелона. Вперёд выдвигаются передовые дозоры, от огня РС («катюш») горит лес.. Командиры рот докладывают, что боевые порядки попали на минное поле. Приказ свернуться в линии отделений и продолжать движение в колоннах отделений. Колонны преодолевают минные поля, но противника нигде нет. Боевые порядки батальонов прошли более километра не обнаружив противника. Примерно в 12.50 часов артиллерия противника открыла плотный огонь по нашим подразделениям. К 13.05 наступающие подошли к минному полю противника. Под вражеским огнём батальоны свернулись во взводные колонны и продолжали движение. Преодолев  минное поле, которое было глубиной 200 метров и потеряв 30-40 человек, шедших впереди, боевые порядки подошли к переднему краю румын. В 14.25 батальоны атакуют  передний край противника, но атака сходу не удалась. И всё же к 15.00  нашим удалось овладеть опорным пунктом румын и даже вклиниться в их оборону.  В 15.30 началась контратака румын.. Вначале шли румынские егеря, а на Скаженную Бабу — немцы.. Наши батальоны отбили контратаку. К 16.00 часам  стало ясно, что атака 103-й курсантской бригады захлебнулась.
   Ночью ударил мороз градусов до пятнадцати, плащ палатки и ватники задубели, раненые, оставшиеся на поле боя замёрзли (человек 300).
      На 8.00 назначена атака. Её тоже отбил противник. Трёхдневные попытки пробиться  были безрезультатными.
       Ввели второй эшелон 103-й бригады. Новое наступление было назначено на 20 января на 10.00. К этому времени курсанты окопались, вели активную разведку на всех направлениях. Но и это наступление оказалось неудачным. Снова погибло много бойцов.
      После смены командования бригады, 10 февраля 103-я курсантская бригада снова пошла в атаку. Но противника не смогли победить. 24 февраля соседней дивизии удалось  потеснить врага, и курсанты вновь поднялись в атаку. В батальонах было не более чем по 200-250 человек, были роты, в которых не осталось в строю ни одного бойца.
   К 26 февраля ситуация изменилась, курсантам удалось наконец прорвать оборону противника и они по горам наступали в сторону станицы Абинской.
     В составе 103-й отдельной курсантской бригады воевали юноши-курсанты, будущие офицеры. Они насмерть стояли в предгорьях Кавказа, и мало кто из них дожил до Победы. Из 7000 курсантов, как вспоминают ветераны бригады, осталось ранеными и живыми меньше 300 человек.
      
                                      Хроника подвига 1127 стрелкового полка
                              (из воспоминаний командира полка Н.С. Гладкова)
 
     Николай Сергеевич Гладков — полковник в отставке в далёком 1943 году в звании майора командовал 1127-м стрелковым полком. В 1968 году в ответ на письмо пионеров и комсомольцев школы №7 станицы Шапсугской прислал свои воспоминания, которые в настоящее время хранятся в фондах Абинского музея.
 Из воспоминаний:
  « Наш 1127 стрелковый полк был сформирован в сентябре 1942 года в станице Терская около Моздока. Следует отметить, что полк в основном был укомплектован молодёжью 1924 года рождения. В 1942 году мальчики и девочки пришли в полк со школьной скамьи.10 октября полк принял первое боевое крещение под городом Малгобек Моздокского района. Полку пришлось вступить в бой с хвалёной немецкой механизированной дивизией СС «Викинг».  Ночью с 31.12.42 на 1января 1943 года полк передал свой участок обороны 89-й национальной армянской дивизии.
 Совершив походное перемещение пешим порядком, железнодорожным транспортом и прибыв на пароходе «Тракторист» в Геленджик, полк 8.00 25 января пешим порядком прошёл через посёлок Кабардинка, перевал и к исходу дня сосредоточился в балке Шапарка, у подножья высоты 239.0, что 3 км западнее Шапсугской. В район сосредоточения полк прибыл только к 22.00 26 января. Бойцы двое суток не спали, обмундирование мокрое, оборона противника не изучена -огневые точки, минные поля, проволочные заграждения.
   27 января в 10 часов поступил приказ командира 337-й стрелковой дивизии атаковать противника в 12 часов дня одним полком. С большим трудом мне удалось добиться отсрочки атаки до 17.00 часов. За это время надо было ознакомиться с обороной противника. На месте я убедился, что одним полком в дневное время оборону противника не прорвать. Опыт финской войны подсказывал — наступление надо проводить ночью.
   В 24.00 27 января 1943 года 1127-й стрелковый полк тихо прошёл из балки Шапарка в балку Карасу-Базар, без единого выстрела, неожиданно для противника захватил 4 дзота с пулемётами на передовой. В ночной пурге и  противник не заметил целый полк и подпустил на 15-20 метров. Из 4-х дежурных пулемётных расчётов только один открыл огонь.
    После этого наш полк успешно вошёл в глубину обороны противника на два километра, захватил 9 дзотов и три большие землянки. Не доходя 1 км до табачной фермы, мы наткнулись на сильный и организованный огонь противника. Полк вынужден был вступить в огневой бой. Нас окружили две дивизии противника — 3-я горно-стрелковая румынская и 9-я пехотная немцев. Наш полк занимал небольшую территорию — 2км в длину и 300 метров в ширину. Место прорыва противник прочно закрыл пулемётным огнём с обоих сторон. Связь со штабом дивизии, из-за перебитого провода, была утеряна.
   48 часов полк вёл непрерывный бой без всякой связи с дивизией, не получая помощи. В первые же сутки кончились боеприпасы, и во вторые сутки мы сражались оружием захваченным у противника. Было отбито 7 атак противника, которые он наносил силами от батальона до полка.
    Ранним утром 29 января противник начал наносить удары по нашему полку с двух сторон. За вторые сутки боя в окружении наш полк отбил ещё пять крупных атак врага.
   Положение осложнялось с каждым часом: трофейного оружия не хватало, к своему оружию не было патронов. Двое суток под сплошным мокрым снегом (снегопад сменялся дождём) промокшие до основания, лежали бойцы на мокрой земле, укрыться негде. Раненые лежали, истекая кровью, перевязать их было нечем, в землянках, захваченных у противника не было места, многие раненые лежали под открытым небом, на сырой земле. Все легко раненые вынуждены были продолжать вести бой с врагом. Погибших солдат мы не могли похоронить, их тела просто прикрывали снегом и ветками, на большее не было у нас ни сил, ни времени.
  За период тяжёлого боя в окружении наш полк потерял только убитыми не одну сотню бойцов и командиров, ещё больше было раненых, многие затем умерли в госпитале. Только из тех, кто пытался восстановить линию связи или шёл с донесением, за один день погибли 16 человек. Никто из них не смог пройти «Поляну Смерти». При очередном ранении в правый бок и ногу я потерял сознание. Кто вынес с поля боя, кому обязан жизнью — не знаю».
   Раненого командира полка Гладкова вынесли ночью с 29 на 30 января полковые разведчики.
     Немногих, оставшихся в живых, бойцов 1127-го полка спасли подошедшие, наконец, подразделения 1129-го и 1131 полков 337-й стрелковой дивизии, которые при поддержке морских пехотинцев в 23 часа 29 января перешли в наступление и заняли позиции, захваченные 1127-м полком. Атаки и контратаки следовали одна за другой и с нашей, и с немецкой стороны.
    26 февраля 1943 года началось новое наступление на немецкие позиции. Вперёд ринулись моряки, вслед за матросами двинулись бойцы 337-й дивизии. Несмотря на огромные потери, в этот день удалось улучшить позиции наших войск.
 
 
                                                В небе над Абинской
 
    Первые немецкие самолёты появились в небе станицы Абинской в ноябре 1941 года. Они подвергли бомбёжке военные лагеря, железнодорожную станцию Абинскую, мосты через реку Абин, мельницу, станичный рынок и центральную часть станицы.
     Как говорилось выше, ещё в начале войны в северо-восточной части станицы Абинской строился военный аэродром, на который прибыл советский  367-й бомбардировочный авиационный полк. Именно с этого аэродрома наши лётчики вначале войны летали защищать Крым и Керченскую переправу.
     Станица Абинская в 1942-1943 годах подвергалась бесконечным бомбёжкам с обеих сторон воюющих.  В январе 1943 года звено советских бомбардировщика  атаковало железнодорожную станцию Абинская. Бомбы попали точно в цель, плотный зенитный огонь сбил самолёт старшего лейтенанта Карелина, и он упал на окраине станицы Абинской. Во время боёв на Кубанской земле в небе над Абинской немало полётов совершили лётчики 46-го гвардейского Таманского женского авиационного полка. В ночь с 11 на 12 марта они совершили воздушный налёт на позиции противника в станице Абинской. В нём принимали участие Герои Советского Союза Евдокия Носаль и Евгения Жигуленко. В результате прямого попадания наблюдались три сильных взрыва вражеских объектов.
    В день решительного штурма станицы Абинской, 23 марта 1943 года, в небе над станицей  шёл воздушный бой, в котором с обеих сторон участвовали десятки самолётов истребителей.
  28 марта, сразу после освобождения станицы Абинской, приступили к восстановлению аэродрома северо-восточнее станицы. И уже через несколько дней с этого аэродрома наши бомбардировщики летели бомбить «Голубую линию» врага. Ночные бомбардировщики 46-го женского полка Бершанской несли по 200 килограмм бомб и делали по 6-8 боевых вылетов за одну ночь на Крымскую, а затем на Голубую линию.
   Весной 1943 года развернулась напряжённая борьба за господство в воздухе. Ежедневно в воздухе дралось несколько сотен самолётов на всём театре военных действий на Кубани. Воздушные бои длились часами. С командного пункта, развёрнутого в районе станицы Абинской на высоте 149.0, было видно, как во время напряжённых боёв, падали сбитые самолёты. Здесь находился командный пункт командующего воздушной армией Вершинина К.А. И командующего войсками фронта, а также распологался пункт управления и наведения истребительной авиации, руководимый генералом А.В. Бормапном.
   Бывший кеомандир 3-го истребительного авиационного корпуса Е.Я. Савицкий вспоминал: « 24 апреля 1943 года я находился на вспомогательном пункте управления К.А. Вершинина в районе Абинской и наблюдал около двух десятков воздушных боёв. Видел, как,ведущие бой, лётчики 265-й дивизии 3-го истребительного авиационного корпуса дерутся смело и напористо...».         ё
 
                                              Партизанскими тропами
. Ещё до прихода немецко-фашистских войск в станицу Абинскую, исполняя  Постановление Государственного Комитета Обороны от 3 августа 1942 года «О создании при военном Совете Северо-Кавказского фронта Южного штаба партизанского движения для непосредственного руководства партизанскими отрядами и развития партизанского движения на оккупированных территориях южных областей», к третьему сентября на Кубани был создан краевой штаб для руководства партизанским движением и утверждена дислокация уже созданных партизанских отрядов. В их числе в горно-лесистой местности  Абинского партизанского куста  дислоцировались 12 партизанских отрядов общей численностью более 1000 человек, четыре из которых были организованы из жителей  Абинского района. С целью сохранения партизанской тайны,было принято решение именовать партизанские отряды следующим образом: -Абинский -Тихий, Ахтырский-Буря, Мингрельский-Вихрь, Холмский-Орел.
   Именно благодаря своевременному формированию партизанских отрядов удалось с их помощью приостановить движение противника через станицы Абинскую  к морю. Партизанские отряды получили задание перекрыть все горные дороги и тропы, ведущие в горы, с целью не пропустить врага к морю в тыл Новороссийска. Особая нагрузка налегла на партизанские отряды, базировавшиеся на территории Абинского и Крымского районов, так как эдесь были ближайшие проходы через горы к морю. Партизаны делали завалы деревьев на лесных дорогах, засады на опасных участках движения врага.
  Партизанские отряды на территории Абинского района размещались в тылу Красной Армии. Это давало им возможность иметь тесные связи с частями Красной Армии, получать от них помощь оружием, выполнять их  задания, а зачастую вести вместе с ними бои с противником.
  Но с другой стороны, размещение партизанских баз в тылу Красной Армии затрудняло боевую деятельность партизан, так как проникнуть в тыл противника они могли только перейдя линию фронта, а это было непросто.
  Приступая к освещению темы, следует отметить, что довольно значительный объём информации о событиях происходивших в годы оккупации Абинского района, об организации и боевых действиях партизанских отрядов Абинского района взят из воспоминаний участников событий, партизана отряда «Тихий», ветерана войны и труда Ашеки И.И. И комсорга отряда «Буря» Е.А. Медведюк (Яровая). Эти документы хранятся в фондах Абинского музея.
Абинский партизанский отряд «Тихий»:
  В состав отряда «Тихий» входили в основном работники райкома партии, райисполкома, станичного Совета, милиции, райкома комсомола. Не призванные в армию.
  К началу действий в горах отряд насчитывал 240 человек, в том числе коммунистов — 52, комсомольцев — 42, беспартийных — 137, из общего числа женщин — 55. На вооружении отряд имел 167 винтовок, 15 автоматов, два ручных и один станковый пулемёт, 45 пистолетов, 33100 патронов, 600 гранат, 50 сабель. В отряде было 50 лошадей. Командиром отряда был назначен Г.И. Кошкарёв.
   22 августа 1942 года разведчица партизанского отряда сообщила, что фашисты намерены пройти по горам через станицу Шапсугскую на Геленджик. 26 августа немецкая колонна двинулась из Абинской по дороге на Шапсугскую. Местом засады партизаны выбрали у Белой скалы. Ещё 24 августа партизаны расположились в месте нападения, ночью к ним прибыли бойцы 2-й роты, 3-го батальона 665-го стрелкового полка 216-й дивизии.
 В 10 часов утра на дороге показалась группа неприятельских мотоциклов, за ними следовали две танкетки и моторизованная пехота. В результате этого боя враг потерял три машины, две танкетки, несколько мотоциклов и до 35 солдат и офицеров.
  После неудачной попытки фашистов в сентябре прорваться через горы к морю и разгрома 3-й румынской горно-стрелковой дивизии, в начале октября 1942 года, гитлеровские войска прекратили наступательные действия на территории Абинского района.
 В дальнейшем партизаны в основном выполняли разведывательные функции, молодёжь комсомольского возраста участвовала в боевых действиях совместно с бойцами 216-й стрелковой дивизии.
 Ахтырский партизанский отряд «Буря»:
 Отряд «Буря» был организован на базе Ахтырского взвода Абинского истребительного батальона. Всего в отряде было 86 партизан, из них 18 комсомольцев в возрасте от 16 до 30 лет и 4 пионера 10-14 лет. Остальные 64 партизана были разного возраста, жители станицы Ахтырской, работники Линейной МТМ и железнодорожной станции. Командиром отряда был назначен Яровой И.С.
 За время борьбы с врагом, отряд «Буря» провёл 25 боевых разведок, 7 раз партизаны отряда группами и в одиночку отправлялись в тыл врага, проведено две боевые операции, уничтожено до 306 солдат и офицеров противника. Отряд понёс потери — 10 человек убитыми, были и раненые. Во время освобождения станиц Ахтырской и затем  Абинской отряд «Буря» участвовал в боях вместе с частями 1133-го, 1137-го полков 339-й стрелковой дивизии.
 Мингрельский партизанский отряд «Вихрь»:
Отряд «Вихрь» был организован на базе Мингрельского взвода Абинского истребительного батальона в августе 1942 года. В его состав вошли 73 человека, в основном колхозники — 17 коммунистов, 18 комсомольцев, остальные беспартийные различных возрастов. Командиром отряда был назначен Якубовский Г.А.
 Отряд отличался большой боевой активностью, не раз участвовал  в засадах, отбивании у фашистов забранного у населения зерна, фуража, скота.
  Партизаны отряда «Вихрь» вместе с Ахтырским и Калниболотским  отрядами до прихода частей Красной Армии 45 дней держали оборону у хутора Комсомольский в Ахтырской щели. Основная группа партизан отряда находилась на передней линии обороны 76 дней. Они уничтожили 320 солдат и офицеров врага.
  После окончания Великой Отечественной войны Г.А. Якубовский вспоминал6 « ...Я никогда не забуду встречи с генералом Андреем Антоновитчем Гречко, который объявил нашему отряду благодарность от имени командования. Это была благодарность Родины, благодарность народа, отметившая наши скромные боевые дела».
  Холмский  партизанский отряд «Орёл»:
  Партизанский отряд «Орёл» был организован на базе Холмского взвода Абинского истребительного батальона. В ноябре 1942 года в отряде насчитывалось 67 партизан. Из них 27 коммунистов, 6 комсомольцев, остальные беспартийные. Командиром был назначен Кияница П.А..За шесть месяцев партизанами отряда проведено 10 групповых операций, 11 разведок в тылу врага и на линии обороны, уничтожено около 200 солдат и офицеров врага, Пять человек награждены орденами и медалями СССР.
 
 
                                                  Под пятой оккупантов.
 
      Оккупировав станицу Абинскую, гитлеровцы ввели « новый порядок». Уже 5 сентября 1942 года немецкие военные власти произвели в станице Абинской массовую облаву, во время которой захватили более 700 мужчин и женщин. Населению запрещалось хождение по улицам поздно вечером и рано утром, собираться группами. Облагалось налогами всё: люди, скот, собаки, постройки. Была введена каторжная система подневольного труда. Немцы запретили ходить абинчанам в другие населённые пункты. По архивным данным немцы увезли из станицы Абинской 325 мирных жителей. Сразу же после освобождения станицы Абинской была создана комиссия  по расследованию зверств немецко-фашистских оккупантов в станицах и хуторах Абинского района. Комиссия провела тщательное расследование преступлений и составила Акт от 27 марта 1943 года, который подписали Председатель Абинского Райисполкома Кошкарёв Т.И., Секретарь РК ВКП(б) Кузмин И.И. И ещё тридцать один член комиссии. Акт о зверствах фашистов опубликован в  газете «Большевистский путь» Абинского района №1 от 3 июня 1943 года. Согласно Акта фашисты расстреливали в том числе стариков и детей.  На  западной  окраине станицы Абинской лишь 21 марта 1943 года за день до освобождения Абинской  были расстреляны 273 жителя и  красноармейца. В марте 1943 года в станице Абинской на берегу реки Абин немцы расстреляли группу пленных бойцов и командиров РКК. Таким образом, по показаниям очевидцев-жителей Абинской, гитлеровскими захватчиками было расстреляно более 150 бойцов и командиров Красной Армии.
    За время оккупации Абинского района гитлеровцы замучили и расстреляли 455 мирных жителей. В числе расстреляных 205 мужчин и 237 женщин,13 детей в возрасте до 10 лет. Среди них 3 партизана, 18 человек, числящихся до оккупации в рядах советского актива, 80 пленных бойцов и командиров Красной  армии и свыше 300 человек, не числящихся в составе актива района. И это без учёта военнопленных захваченных и расстрелянных во время боёв за станицу Абинскую.
        В то же время эвакуированное в горы население из станицы Абинская и других станиц и хуторов оказывало помощь бойцам Красной Армии. Женщины, старики, подростки несли на себе в мешках хлеб, ящики с патронами, снаряды и мины к передовой линии. Рейды-походы совершались с большими трудностями. В каждом принимало участие от 30 до 150 человек. Совершено более 40 походов. Продукты  питания, боеприпасы, медикаменты доставлялись из Геленджика, Адербиевки, Кабардинки. За период оборонительных боёв в районе было перенесено более 1250 тонн военного груза, который попадал в 339, 383 и 216 стрелковые дивизии.
       Среди населения распространялись газета «Партизанская правда», газеты воинских частей «Фронтовик», «Вперёд к Победе». Часто в руках граждан можно было увидеть листовку «В последний час», в которой сообщалось о последних событиях на фронтах. Это укрепляло веру людей в скорую победу над оккупантами.
 
 
                                               Абинская в «огне»!
   
   То, что станица Абинская была освобождена советскими войсками с третьей попытки (бои длились 71 день) и двумя армиями 47-ой и 56-ой, говорит о том, что этот населённый пункт был плацдармом для обороны немецким войскам. Упорное сопротивление и жёсткая оборона станицы Абинской объясняется в том числе и тем, что фашистская оборонительная линия «Голубая линия» к моменту подхода Красной Армии ещё не была полностью сооружена, необходима была задержка наступления наших войск. На плацдарме немецкой оборонительной глубокоэшелонированной линии общей протяжённостью до 160 км, от приазовских плавней по рекам Курка, Кубань, Адагум, через селение Киевское, станицу Неберджаевскую до Чёрного моря у города Новороссийска оборонительные рубежи были названы немцами «Большой линией Гота», центром которых стала станица Крымская - «Большая голова Гота». Существовали также: «Малая голова Гота», «позиция Катинка», «рубеж Зигфрида»», «рубеж Герно», «рубеж « Гарц», «рубеж Рён», «рубеж Ригель», «рубеж Гернот» и многие другие названия опорных оборонительных точек.
 Именно станица Крымская, являющаяся «Большой головой Гота» и была одной из основных составляющих обороны, а расстояние до станицы Абинской всего 12-16 км.
    Все населённые пункты, оказавшиеся частью обороны, в том числе и станица Абинская, были превращены в подлинно крепостные сооружения. Более того, станица Абинская была первой на пути Красной Армии к оборонительной немецкой «Голубой линии». От станицы Абинской до станицы Крымской - «Большой головы Гота» всего двенадцать километров. Именно на оси Абинская-Крымская по асфальтированной дороге и были основные бои по прорыву «Голубой линии».       
    
   Бои за освобождение станицы Абинской начались 12 января 1943 года и продолжались до 23 марта 1943 года – два месяца и 12 дней или 71 день. Овладеть станицей Абинской оказалось нелегко. Только с её захватом нашим войскам открывалась дорога к воротам «Голубой линии» - станице Крымской. Противник умело использовал этот месяц и успел создать мощную траншейную оборону, прорыв которой обошёлся нам слишком дорого.
  Бои  были изматывающими, тогда фашисты ещё яростно сопротивлялись. Их самолёты с утра до вечера висели над передовой. Гарнизон станицы Абинской  немецкое командование постоянно укрепляло живой силой и техникой. Подкрепление подбрасывалось даже по воздуху. Обороняли станицу Абинскую 97-я немецкая горнострелковая дивизия и 19-я румынская пехотная дивизия.
 
В течение января и начала февраля 1943 года 47-я армия безуспешно пыталась наступать в трёх направлениях – в районе Мысхако, в районе горы Долгая и на Абинскую и Крымскую.
В это время восточный сосед 47-й армии – 56-я армия перешла в наступление с рубежа западнее Горячего Ключа, между станицами Ставропольской и Азовской,     в общем направлении на Краснодар.
И, хотя, по замыслу Верховного командования 56-я армия должна была действовать в северном направлении, как только она дошла до реки Кубань, Ставка приняла решение изменить направление наступления 56-й армии. В её директиве от 2 февраля 1943 года говорилось: «Ввиду безуспешных фронтальных атак 47-й армии в направлении Абинская – Крымская  дополнить фронтальный удар 47-й фланговым ударом из района южнее Краснодара».
   По распоряжению командующего 56-й армией  генерал-лейтенанта А.А. Гречко на правом фланге армии между Троицкой и Абинской на фронте 24 км удар наносили 353-я и 20-я стрелковые дивизии и 76-я морская стрелковая бригада. Главные силы армии — 6 дивизий (339-я,61,55,83,383 и 394-я) и 7-я гвардейская стрелковая бригада — выделялись для нанесения главного удара — непосредственно на станицу Абинскую.
    Ударная группировка имела построение в два эшелона. Первый эшелон — 339-я, 61, 55, 83 и 383-я стрелковые дивизии. Второй эшелон — 394-я  стрелковая дивизия и 7-я гвардейская стрелковая бригада.
     Кроме того, на участке главного удара на фронте около 5 км имелось пять полков артиллерии из резерва Главного командования, это около 200 орудий, 5 дивизионов гвардейских миномётов («Катюш»), танковая группа в составе 90 танков. Одновременно к авиации привлекалась авиация всего фронта — 4-я и 5-я воздушные армии. Такие силы командование фронта не собирало даже для освобождения краевого центра — Краснодара.
И только после длительных упорных боев две армии – 47-я и 56-я смогли освободить станицу Абинскую 23 марта 1943 года.
Станица Абинская представляла собой крупный населенный пункт, насчитывающий 3208 домов и имеющий по фронту 5 км и в глубину 4 км. В основном бой должен был проходить в населенном пункте и носить уличный характер, а это требовало применения большого количества живой силы. Таким количеством сил 56-я армия в тот момент не располагала. Передний край обороны противника на восточной окраине станицы отличался мощными оборонительными сооружениями.
   Все подходы к станице открыты на расстоянии от трех до пяти километров. Чистое поле по всей длине фронта, от гор до железной дороги и дальше.
Через станицу протекает река Абин, которая представляла серьезное препятствие для движения с боем внутри оборонительной полосы противника. Кроме того, противник приспособил к прочной обороне отдельные дома, разместив в них огневые точки. Таким образом, направление главного удара было выбрано без учета состояния обороны противника, условий и характера местности, наличия сил и средств наступающих частей.
 Все эти обстоятельства, да ещё плюс несогласованность действий некоторых командиров, несвоевременная поставка боеприпасов и продовольствия, привели к тому, что первая попытка взять станицу Абинскую сходу 20-21 февраля не удалась.
      10-го марта наши войска вновь попытались овладеть станицей. В 9 часов утра, после артподготовки, батальоны дружно поднялись в атаку. Задача состояла в том, чтобы стремительным броском выйти на восточный берег реки Абин, севернее лагерей и овладеть станицей. Артподготовка длилась полчаса, по Абинской нанесли удар около 20 самолётов-штурмовиков. Однако огневые средства противника подавлены почти не были. Пехотные цепи нашей дивизии натолкнулись на массированный огонь из всех видов стрелкового оружия, миномётов и артиллерии врага.
  В первый же день боя, 10 марта, стало очевидно, что операция подготовлена недостаточно. Операцию должна была поддерживать почти вся авиация, но вместо мощных, массированных ударов авиации фактически наносились слабые удары небольшими и разрозненными  группами самолётов.
…Наш артиллерийский огонь оказался также малоэффективным. Не имея постов наблюдения, артиллеристы вели огонь по площадям. В результате огневые точки противника на переднем крае подавлены не были, и атака нашей пехоты захлебнулась.
 В эти дни в штурме станицы Абинской принимал участие вместе со своим батальоном 55-й гвардейской стрелковой дивизии командир батальона 22-х летний капитан Я.И. Тищенко, уроженец станицы Абинской. Он хотел одним из первых ворваться в родную станицу, где освобождения ждали его близкие - мать, брат и сёстры.  Но 10 марта Яков Тищенко был смертельно ранен на подступах к родной станице. Посмертно ему присвоено звание Герой Советского Союза.
В результате двухдневных боёв прорвать оборону противника в районе станицы Абинской не представилось возможным и войскам пришлось отойти на исходные позиции».
  Подготовка к следующему, третьему штурму Абинской, продолжалась до 22 марта. Были подвезены в достаточном количестве все виды боеприпасов, горючее, продукты питания. Личный состав 339-й Ростовской стрелковой дивизии даже получил новое обмундирование и обувь.
На рассвете 23 марта 1943 года началась сильная артиллерийская подготовка по обороне противника. Бомбардировщики и штурмовики с воздуха громили немецкие огневые точки. Все разведанные цели фашистов были уничтожены.
В образовавшиеся бреши в обороне противника устремилась наша атакующая пехота. Дорогу ей прокладывали «Катюши», которые били с западной окраины станицы Ахтырской. Пять дивизионов гвардейских миномётов, вместе с другими видами артиллерии подавили многие огневые точки противника. Бомбардировщики и штурмовики довершили обработку позиций обороны врага.
Подразделения 339-й дивизии ринулись в атаку. На восточной окраине, где сейчас посажена роща и находится АЗС, немцы встретили дивизию сильным огнём. Много советских бойцов там полегло, но остановить продвижение наших войск уже было невозможно.
Несмотря на потери, наши подразделения шли в решительную атаку. 3-я рота 1135-го полка, под командованием С.И. Доронина, достигла пылающей окраины и ворвалась в станицу.  Разгорелись уличные бои. Каждый дом приходилось брать с боем. Бойцы действовали мужественно, напористо, не давая врагу опомниться, и настолько стремительно, что противник не смог организовать такого сопротивления, какое было до этого. Бойцы 1133-го,1135-го и других подразделений 339-й дивизии блокировали дома, превращенные немцами в огневые точки, врывались через проёмы в здания, уничтожали пулеметчиков, захватывали пленных.
Особое упорство фашисты проявили, когда их выбивали с территории железнодорожного вокзала и консервного завода.
Части 353-й стрелковой дивизии атаковали Абинскую со стороны хутора Коробкина.
К исходу дня Абинская была очищена от оккупантов. Станица была неузнаваема. Дымились развалины домов, улицы и деревья изуродованы разрывами снарядов и мин. Центральная площадь, где раньше размещался парк культуры и отдыха трудящихся, фашисты превратили в немецкое кладбище, оградив его колючей проволокой. Вся площадь была заселена ровными рядами могил с деревянными крестами и касками наверху.
На улицах валялись исковерканые машины, орудия, повозки, брошенное оружие. Немногочисленные уцелевшие жители станицы, покинув подвалы, со слезами радости встречали своих освободителей, рассказывали о зверствах фашистов, наказывали беспощадно бить врага. Не задерживаясь, наши части преследовали отступающего врага в направлении станицы Крымской.
В мартовских боях на территории Абинского района 353-я стрелковая дивизия понесла большие потери.
Поэтому ее сразу же отвели с передовой на переформирование и пополнение.
Бои за освобождение станицы Абинской начались 12 января 1943 года и продолжались до 23 марта 1943 года  - два месяца и 12 дней или 71 день. В этих боях принимали участие и абинчане — Н. Братченко, И.Сухов, М. Ярмащук, Л. Лебедев, П. Бабич и другие».
Вот такой нелегкой ценой была отвоевана свобода нашего любимого города.
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Опрос
Какую информацию вы бы хотели видеть на нашем сайте?
Выпуск «Зари Кубани» № 44 от 06.11.20
Выпуск «Зари Кубани» № 38 от 24.09.20
Выпуск "Призыв", №77 от 08.10.2020
Выпуск "Анапское черноморье", №75 от 08.10.2020
Выпуск "Анапское черноморье", №62 от 25.08.2020
Лучшее за неделю
Мультимедиа